vamihake&mivakahe (etotam) wrote,
vamihake&mivakahe
etotam

Гадюка

Продолжение, Начало 1 2


Так получилось, что у меня и Mivakahe за всю жизнь был всего один реальный противник.

Гадюка был зам. начальником ансамбля по административной части в звании капитана и имел почти неограниченную власть над нами.  И этой властью он пользовался с садистским  удовольствием. Его ненавидели и боялись  все.

В армии все ценности меняются. Через пару недель в тебе остаются всего лишь два желания. Поспать и поесть. А у нас добавилась еще и третья – как просуществовать полтора года с Гадюкой?

Мы очень долго пытались найти его слабые стороны. Обнаружили всего две:   патологическую подозрительность ко всем и ко всему и любовь к футболу.

Но как воспользоваться этими слабостями себе на пользу мы не знали.  

Когда мы играли в футбол, мы не пытались даже и выиграть - нашим единственным желанием было попасть мячом в Гадюку.  Вместо удара по воротам противника мы целились в Гадюку и порой праздновали удачное попадание. А 2 раза даже получилось попасть ему в голову. Это было восхитительное чувство! Так наверное радуется угнетённый раб, когда ему удаётся не только поквитаться со своим поработителем, но и избежать наказания.

Как и полагается настоящей Гадюке он не пил и не курил. Никогда не повышал голос. В моменты же повышенной «гадючести», его обычно бесстрастный голос переходил в змеиный шип. Когда он входил в здание, все разбегались кто куда. Встреча с Гадюкой в коридоре, как правило, заканчивалась нарядом вне очереди или же отправкой мыть туалет. Поводов он даже не искал. Он мог остановить любого и требовать доказательств, что тот не пил водку.

Появляться он любил неожиданно, иногда даже поздно вечером. Но мы никогда не расслаблялись, у нас всегда кто-нибудь сидел «на окне», на случай коварного появления Гадюки. И при тревоге нам требовалась ровно минута, чтобы убрать следы какого-нибудь криминала, например чаепития, что категорически запрещалось в здании ансамбля.

Гадюка был катастрофически мелочным! Он мог, спрятавшись в кабинке туалета, подслушивать, о чем мы разговариваем. Однажды в момент разговора мы вдруг увидели голову Гадюки которая вдруг выросла поверх кабинки. Этот гадёныш встал ногами на унитаз, выглянул из-за двери, чтобы поймать кого-нибудь на нарушении. Застукав провинившегося, Гадюка весело поднял два пальца, что означало два наряда вне очереди несчастному. За руки в карманах.

Когда Гадюка входил в комнату, то первое что он делал, это произносил  свое знаменитое:

- Так, чем занимаемся?

Сказать «ничем» было равносильно признанию в убийстве. Подобный ответ сразу же карался наказанием. Мы всегда  были начеку и для подобных случаев держали при себе либо ноты или же таскали с собой швабру для отмазки.

Однажды он застал врасплох Макса, и тот оказался не готов ответить на фирменный  вопрос Гадюки. То ли о доме думал, то ли о бабе мечтал, неизвестно. Факт тот, что он вдруг понял, что ничего нормального придумать не успевает, да и  руки у него как назло были абсолютно свободны. Мы все замерли в ожидании ответа Макса. Взгляд его красноречиво выражал:

 - Ну какого хуя  ты, сука, приебался!

Наконец после долгой и мучительной паузы, у него посветлело лицо, и он, неожиданно для самого себя, вдруг по-пионерски бодро, тенорком отчеканил:

            - Стараюсь, товарищ капитан!

Повисла оглушительная пауза.

Гадюка  еще никогда такого ответа не слышал и он переспросил:

- Чего? Чего ты стараешься?

Далее Макс произнес фразу, которую нельзя придумать. Её можно родить, выстрадать. Но придумать её нельзя. Только человек, проживший армейский маразм может выдать такое.. Эту фразу мы запомнили на всю жизнь.

 Он сказал:

- Стараюсь стараться, товарищ капитан!!

Гадюка, по-моему, внутренне задохнулся. Мы никогда ещё его таким растерянным не видели. Он молча обвёл всех присутствующих взглядом и, ничего не сказав, вышел.

У Гадюки были свои информаторы, благодаря которым он знал много такого, чего по идее знать был не должен. Например, он всегда с успехом обнаруживал спрятанные кипятильники и чайные принадлежности. Если «деды» оставались на ночь смотреть телик, то он через день – два об этом уже знал. Случаев было много.

Мы долго пытались выследить стукачей, но Гадюка здесь действовал без ошибок. Он, для того чтобы отвести подозрения от своих шестёрок, вызывал нормальных ребят к себе в кабинет и устраивал свои бессмысленные допросы тем самым наводя подозрения на них и отводя от подозрений своих сучек. Но мы этого не боялись: у нас была очень сплоченная группа ребят - 7 человек. И самое главное наше преимущество было в том, что мы могли положиться друг на друга в любой ситуации.

Однажды он построил всех нас и стал вслух читать дневник одного парня, который подробно описывал свою жизнь в ансамбле. Дневник Гадюка обнаружил во время очередного шмона. Там он описывал какой-то эпизод со словами «Мы достали мочегонного и хорошо провели время». Гадюка посадил бедолагу на «губу» на двое суток.

Если бы Гадюка знал, что мы умудряемся вытворять за его спиной, он бы нас не только на губу посадил, а просто упёк бы всю нашу банду в тюрьму на долгие годы!!!!

Он не знал, что мы имеем дубликаты всех ключей - от его кабинета и кабинета  всего остального начальства включительно. Он не знал, что мы имеем доступ к сейфу, и следовательно  к святая святых -  печати ансамбля, благодаря которой подделывали левые увольнительные в городок с подделанной подписью самого Гадюки.

Однажды нам даже удалось вывести весь состав ансамбля в самоволку. Нас, после утомительного вечернего котцерта не накормили, т.к. к нашему возвращению на базу столовая уже была закрыта, а Гадюке не хотелось с нами возиться. Посему он нас сгрузил на базу и свалил домой к своей коброчке, заготавливать яд на следующий день.

            Единственное место где ещё можно было поесть в этот час – офицерская столовая. Но она находилась за пределами гарнизона в военном городке, где жили офицеры и гражданские служащие городка.

            Жрать хотелось по-чёрному! Представьте 40 голодных солдат, кроющих 7-ми этажным матом всё начальство. Тогда-то и появилась безумная мысль вывести весь ансамбль в самоволку, подделав пропуск и подпись Гадюки. Идея была стрёмная. Одно дело один человек или два, другое дело – 40!!!

Мы построили весь состав и сказали приблизительно следующее:

- Мужики, есть возможность пойти в офицерскую, но так как среди нас есть таки стучалки, то либо идём все, либо никто.

- А чего так? – голос из строя.

- А чтобы стучать не смогли. Если кому придёт в голову поделиться воспоминаниями об этом путешествии, ему попадёт столько же, сколько и всем.

В ответ – рёв одобрения и клятвенные заверения отрезать стукачу яйца, если таковой найдётся. Сказано – сделано! Всё прошло как по маслу, а еда была особенно вкусной, и ни одна сволочь не заложила!!!! Гадюка был посрамлен, хоть он об этом так и и не узнал.

 Гадюка почему-то целенаправленно пытался нас поймать только на употреблении алкоголя, постоянно принюхиваясь и заставляя дыхнуть. Бедный змеёныш, он и не догадывался, что мы вместо водки просто курим травку!  В его системе поисков отсутствовал файл «анаша»!!!!!!!

А по большому счету жизнь с Гадюкой научила нас относиться ко всему с юмором. И еще: мы перестали беспокоиться за себя. Чувство самосохранения притупилось. Появилось ощущение безразличности за свою судьбу. Возможно, этому способствовало и курение травки. Мы перестали обижаться на несправедливые наказания и наряды вне очереди.

Курили мы часто, почти каждый день. Иногда даже 2 или 3 раза в день.

Гадюка чувствовал, что дело с нами как-то нечисто, но ничего понять не мог, доказать тоже.

Однажды я, свеженакуренный, столкнулся с ним на лестнице:

-Так! Куда это ты идешь?

- В туалет товарищ капитан.

- А чего у тебя глаза красные?

- Не выспался, товарищ капитан.

- А-а-а-а, не высыпаемся, значит? Да?! Значит так, помоешь туалет, и если вовремя не ляжешь спать, я найду чем тебе еще заняться! Вопросы есть?

-Нет вопросов товарищ капитан!

- Шагом марш! Я потом проверю!

            В туалете я покурил, задумался… Долго стоял, пока не пришел обкуренный Миvahake.

            - ЫЫЫ ты чего тут делаешь? – сказал он, не переставая гыгыкать.

            - ЫЫЫ а это….а хуй его знает! Ой, вспомнил!  ЫЫЫ меня вроде Гадюка на очки послал!

            - ЫЫЫ так меня тоже он только что послал!

Мы стали ржать, а потом снова забыли о чем шла речь, пока в туалет не пришел Макс.

            - ЫЫЫ чуваки, куда вы пропали?

            - ЫЫЫ Макс, мы тут типа это, ой бля, опять забыли!

            - ЫЫЫ чего вы забыли-то?

             - Вспомнил! Нас Гадюка сюда отправил!

            -  ЫЫЫ все блядь, я больше не курю!

            - Чего так, Макс – спросил Миvahake.

            - Так я это, пошел вас искать и по дороге меня тормозит Гадюка. Говорит:

            -Так! Куда это ты идешь?

Я ему говорю:

 - Иду мыть туалет товарищ капитан!

 А он мне отвечает:

            - Хорошо, там твои дружки уже наяривают, так и ты сходи,помоги, помойте его втроем с мылом!

 Мы все втроем:

- ЫЫЫ…..!

Прошла еще одна вечность, как вдруг до нас доходит, что Макс уже бросил мыло на пол и пытается его намылить.

Через следующую вечность мы с Максом, задыхаясь от смеха, стягиваем тряпкой мыльный пол а Миvahake пытается нам доказать, что денег как таковых, в мире не существует, а есть только желания.

Ещё через вечность мы снова всё забываем, и застываем на корточках с огромной тряпкой для стягивания мыльной воды, пока в туалет не заходит кто-то из ансамбля и спрашивает:

- Эй, а  чего вы там так скрючились?

Тут мы снова вспоминаем, почему попали туда, снова хохочем, а когда Миvahake начинает очень серьезно объяснять вошедшему, что денег на свете не существует, то начинают хохотать даже те, что ничего не курили.

Всё это время у нас буйно развивалась фантазия на тему: что бы мы сделали с Гадюкой попади он в наши руки при других обстоятельствах или на  гражданке. В целом сюжет всегда был один и тот же..

- Если начнется война, то первого кого мы  убьем - будет Гадюка!

- Мы выстрелим ему в спину!

- Нет, - говорил кто-то – я  вытащу пули из гильз и буду пальцами втыкать в его мерзкое тело!

- А я запру его в комнату без окон и дверей и буду безостановочно на магнитафоне крутить на полную мощность «Ракетные войска», пока он не охуеет!!!

Варианты были самые извращённые. Если Гадюка ознакомился бы хотя бы с самой малой частью того, чего наше воображение ему готовило, то я думаю он зарыдал бы от ужаса, раскаялся и поступил бы в помощники к Матери Терезе!!!

Хотя я думаю таких людей может остановить только что-то действительно громадно-ужасное, типа смертельной болезни или какие-нибудь ещё трагические обстоятельства, не больше не меньше.

Под конец кто-то обязательно добавлял:

 - Да ладно, хуй с ним. Прикинь, ты отслужишь, и на этом все закончится, а Гадюка так будет жить всю свою жизнь!

В итоге Гадюку так никто и не прикончил.

После армии таких достойных противников, которые могли бы сравниться с Гадюкой по подлости, мы не встречали. Только с ним мы научились постоянно быть начеку. И даже сейчас, спустя много лет, попадая в подобные ситуации, мы с Mivahake  говорим:

- Нееее, до Гадюки ему далеко!

Продолжение будет.

 

Tags: хроники распиздяйства
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments