December 12th, 2011

Увау, увау

Четыре назад  года, меня пустили в операционную, но решили в какой-то момент убрать меня подальше от анастезиолога.
Я стоял напротив огромного пуза Тани и смотрел как готовятся делать разрез.
Чем-то сама процедура была похожа на взлет космического корабля.
Все были на своих местах, мигали приборы, только  без шлемов а я в роли наблюдателя.
Когда вытащили ребенка и у меня появился двойной страх.
Первый за ребенка, а второй за Таню.
Я никогда детей в таком виде раньше не видел, это в кино вытаскивают сразу чистенького двухмесячного ребенка, в реальности все по другому.
Почему он так орет? А может надо по другому? Эй! Чем вы там в нос лезете?
 Сразу много "почему" 
Таня была под наркозом и говорила  что ей потрясающе классно.
Тот же самый доктор еще без седых волос, весело зашивал ее обратно.
А я боялся, что могут что-то забыть и оставить в животе зажим или пинцет.
Это было 4 года назад.
Вчера, все было наоборот.
Женщина анастезиолог оказалась русскоговорящей, пригласила меня сесть на белый круглый, железный стул, нажала на кнопку старого кассетного магнитофона, радио заиграло песенку, все стали в такт подпевать. Процесс начался.
Меня на этот раз не пустили наблюдать как делают кесарево, я сидел рядом с головой Тани.
Collapse )